FR EN
 

Сейчас на сайте посетителей: 5

 
Биография: 1938-1964, 1965-1968, 1969-1974, 1975-1980

 

1965-1968

1965

    Он оказался прав. Диск выходит тиражом 1000 экземпляров и почти не продается. Сдержанный прием на радио не позволяет CBS увеличить тираж - если песни не будут звучать в эфире, диск не раскупят. Моник Ле Марси с RTL и Люсьен Лейбовитц с Europe Un - единственные программные директора, включающие песни Джо в плей-листы своих радиостанций. Они сразу почувствовали в начинающем артисте великого певца. Тем временем Джо, еще недавно ни за что не желавший становиться певцом, постепенно начинает втягиваться в эту игру. Он не смиряется с провалом первого диска и не намерен отступать. Вместе с CBS он решает все начать сначала. С 7 по 14 мая все с тем же оркестром д'Андреа Джо записывает четыре песни для второй пластинки. Все четыре - кавер-версии. Диск выходит тиражом 2000 экземпляров в июне, поступает в продажу, а в июле его рассылают по радиостанциям. Ничего не происходит, успех принадлежит другим… Все это доводит Джо до белого каления, и он мертвой хваткой вцепляется в карьеру певца, от которой прежде решительно отказывался. Он сосредоточивается на поиске песен для третьей пластинки, которая должна быть успешной, и к концу лета находит "свою" песню - американский хит "Shame And Scandal In The Family", для которого он предлагает написать французский текст. Директор CBS в сомнениях… Когда он решается, время упущено: Саша Дистель, только что подписавший контракт с компанией Пате-Маркони и нуждавшийся в музыкальном материале, записывает эту песню. То же самое делает группа Les Surfs. В результате - бешеный успех обеих версий и взрыв негодования Джо, который даже собрался разорвать контракт с CBS. Если его результаты трудно назвать блестящими, то CBS France не достигает даже тех результатов, на которые рассчитывало руководство CBS USA. По этой причине нью-йоркское начальство решает сменить директора французского филиала. Выбор падает на Жака Супле, прежде успешно работавшего на фирме Барклай. Новый директор решает поменять на улице Паради все, начиная с офиса. Студия грамзаписи, которая вскоре станет одной из крупнейших во Фанции, переезжает в шестнадцатый округ, в дом 3 по улице Фрейсине. Джо решает повременить с окончательным решением и посмотреть, что из себя представляет новый директор, который к тому же обещал ему серьезно заняться его карьерой. Новый сеанс звукозаписи назначен на 21-22 октября. Джо готов ко всему. Диск может оказаться удачным, может провалиться, в любом случае нужно будет что-то решать. На третьей по счету сорокапятке только обработки, лучшие из тех, что Джо мог получить. В те годы издатели отдавали лучшие песни признанным звездам. Джонни и Клокло обслуживались первыми, начинающим певцам вроде Джо приходилось довольствоваться тем, что останется. Рива написал французские слова для двух бразильских песен, имевших большой успех в англоговорящих странах. Вскоре после записи, между 5 и 9 ноября, 4000 экземпляров пластинки поступают в продажу, 19 ноября тиражом 1300 экземпляров выходит сингл. Песни с диска начинают звучать на радио. Будет продано 25000 копий. Несмотря на то, что одновременно с Джо песню "Guantanamera" записали Нана Мускури и Les Compagnons de la chanson, пластинка хорошо раскупается. "Bip-Bip", в отличие от "Guantanamera" - хит, который принадлежит только Джо. Неважно, что его чаще можно встретить в радиоэфире, чем в магазине пластинок. Сделан гигантский шаг вперед: о Джо заговорили, его имя становится известным. Жак Супле расширяет CBS, подписывает новые контракты, у него нет времени возиться с Дассеном. Он понимает, что Джо нужен продюсер, который мог бы помогать ему, давать советы, и у него, кажется, есть идея… У одного гениального продюсера только что закончился контракт, он свободен. Супле считает, что у этого человека немало общего с Джо. Он, как и Джо, помешан на джазе, окончил юридический факультет, знает Америку и американцев. Он содействовал выходу во Франции первых дисков Диззи Гиллеспи и Чарли Паркера, работал у Пате с Азнавуром, сделал имя торговой марке Capitol, а также был художественным директором Генсбура и Холлидея. Наконец, он был первым независимым продюсером на фирме Philips и работал с Шейлой вместе с Клодом Каррером. 13 сентября у него закончился контракт. Он свободен. Случай великолепный, его нельзя упустить. Супле убежден, что Жак Пле - тот, кто ему нужен в этой ситуации. Остается только уговорить его. Два Жака встречаются и приходят к согласию по вопросу о возможном статусе независимого продюсера на CBS для Жака Пле. Единственное условие: Пле и Дассен должны найти общий язык. В конце года все трое встречаются. Пле, профессионал, всерьез опасается, что ему в очередной раз придется иметь дело с "папенькиным сынком". Дассен страшно волнуется и не может представить себя под чьим-то руководством. 31 декабря к концу обеда решение принято. Пле объясняет, Дассен слушает, Супле откровенно наслаждается происходящим. Они нашли общий язык. После обеда Жак Пле, который возвращается к себе в Со, подбрасывает Джо до дома.

    Рукопожатие скрепляет соглашение, которое они заключили, улыбнувшись друг другу. Никакого другого контракта не будет.

1966

    У Джо масса забот, Мариз уговаривает его пожениться. Церемония назначена на 18 января. Джо соглашается, но не желает видеть на свадьбе ни родных, ни друзей - он все еще не может забыть крах брака родителей. Даже Катрин Ренье запрещено показываться в мэрии. Утром 18 января по пути в мэрию мрачный и раздраженный Джо случайно столкнулся со своим другом и соавтором Жан-Мишелем Рива, который спросил, куда он направляется. Услышав новость, Рива сначала не поверил своим ушам, а потом заявил, что пойдет в мэрию вместе с Джо. В самой что ни на есть интимной обстановке Джо прощается с холостяцкой жизнью, а вечером напивается до бесчувствия в русском ресторане, где они с Мариз отмечали свадьбу. Джо Дассен женат. Жак Пле вскоре заявляет о себе. Нужно искать песни, делать обработки, искать музыкантов, студию… потому что эпохе студий, входящих в состав фирм грамзаписи, настал конец. Джо начинает работать с человеком, которого он окрестил Жако. У них много работы и мало времени на отдых. После нескольких недель упорных поисков, они останавливаются на четырех англоязычных песнях, среди которых американский хит "You Were On My Mind". Французские тексты пишут Рива ("Comme La Lune") и несколько известных во Франции авторов. Один из них, Андре Сальве, перерабатывает "The Cheater" ("Le Tricheur"). Нужны хорошие тексты и качественная музыка. Жак Пле знает, что нельзя ничего пускать на самотек. Клод Франсуа и Ришар Антони работают в Лондоне, Джо Дассену стоит сделать то же самое, говорит он себе, сам в это по-настоящему не веря. Все же Джо еще не проявил себя. Пле обращается к Супле, который дает добро.

    Проблемы на этом не кончаются. Жак должен найти дирижера, который бы выполнял также обязанности аранжировщика. Пле передают список из трех имен и трех телефонных номеров. Первый аранжировщик отсутствует, второй отошел от дел, остается третий, Джонни Артей. Холодной зимой 1966 года Джо и Жак прилетают в Лондон и встречаются с Артеем, который работает в компании Feldman Music, чей офис расположен в доме 64 по Дин-стрит в районе Сохо. Они показывают ему песни, которые собираются записывать. Соглашение заключено, Артей понимает, чего они хотят добиться, и готов им помогать. Он будет студийным аранжировщиком Джо на протяжении всей его карьеры. Серым мартовским днем, на который назначена первая запись, Джо взволнован до предела. В студии звукозаписи Лэндсдаун музыканты, отобранные Артеем, записывают музыку в тональности его низкого баритона. Через несколько дней в Париже, в студии Даву, расположенной в используемом не по назначению старом кинотеатре, Джо записывает вокальную партию. "You Were On My Mind" превращается в "Ca m'avance a quoi" и становится заглавной песней четвертой пластинки. Супле выпускает диск очень скоро, в апреле. В продажу поступает супердиск, а также сингл-сорокапятка. В том же 1966 году Джо проводит серию программ под названием "Western story" на волнах RTL. Трио Рива - Пле - Дассен изощряется в остроумии. Они выпускают в эфир никому не известного певца Эдуара, который исполняет песню "Галлюцинации" в ответ на "Домыслы" Антуана. Эдуар - на самом деле не кто иной, как загримированный Рива в длинноволосом парике и с бородой, как у библейского пророка. Возмущенная звезда подает в суд, и диск Эдуара изымается из продажи. Впрочем, вскоре в продажу поступает второй сингл Эдуара, потом третий, но самый грандиозный розыгрыш в истории французской песни очень быстро забывается. Зато лето оказывается весьма успешным для Джо, который попадает в хит-парады с "Ca m'avance a quoi". Ему пора подумать о выпуске первого альбома, а пока необходимо выпустить еще один диск. Это будет сингл с двумя песнями, наподобие тех, что используются в музыкальных автоматах. Для Франции это новинка. С тех пор, когда долгоиграющие пластинки только начали выходить, фирмы грамзаписи размещали на каждом диске по четыре песни - так пластинки приносили большую прибыль. В связи с падением цен Жак Супле решает выбросить на рынок синглы нового образца, как в англоязычных странах. У пластинки появляется еще один серьезный козырь: цветной конверт, сначала картонный. Так CBS начинает выпускать серию Gemini. Джо Дассен одним из первых среди французских певцов испробовал на себе это нововведение. Оно имело успех. Тремя годами позже все французские звукозаписывающие компании последуют примеру CBS. А 19 и 20 октября в студии Даву Джо записывает две новые песни - это новая версия "Guantanamera" и народная американская песня "Katy Cruel". Новый сингл позволит подождать с выпуском альбома до конца года. Но все планы рухнули из-за забастовки французских музыкантов. Пле собирается уехать в Лондон и записываться там. Напрасный труд: волна забастовок достигает туманного Альбиона. Есть только один выход: ехать в Нью-Йорк. Жако не может в это поверить. Джо только об этом и мечтает. Супле дает зеленый свет, и 27 октября из парижского аэропорта Орли вылетает самолет в Нью-Йорк. На его борту Жако и Джо и их жены - Колетт и Мариз. Сеансы звукозаписи проходят под руководством звукоинженера Стенли Тонкела 31 октября и 3 и 4 ноября. Время после сеансов Джо использует, чтобы показать друзьям родной город. Эмпайр Стэйт Билдинг, Мэдисон Сквер Гарден, Бродвей… и самое впечатляющее, по их мнению, здание: нью-йоркский офис CBS. Поздно вечером они расходятся: Джо и Мариз отправляются к Би, Жак и Колетт в отель Уолдорф Астория. У небольшой компании есть и еще одна задача: сделать фотографии Джо в Нью-Йорке для конвертов пластинок, а также для прессы, которая будет в восторге от этой идеи - прекрасный американец, ставший парижанином, возвращается в родной город для записи альбома. Фотограф Дон Ханстайн делает десятки снимков. Одна из фотографий сделана у подножия здания Тайм Лайф - Джо опирается на мотоцикл "Харлей Дэвидсон", владельца которого он даже не знал. "Харлей Джо" вскоре появится на конверте альбома и станет мечтой целого поколения.

    Последний взгляд на аэропорт Кеннеди, и самолет улетает в Париж. CBS решает выпустить пятую по счету сорокапятку одновременно с первым долгоиграющим диском. Сорокапятка выходит 17, долгоиграющий диск 18 ноября. Успех не заставляет себя ждать. "Excuse Me Lady" к Рождеству входит в хит-парады. Количество проданных пластинок стремительно растет.

1967

    В январе Андре Сальве и Бернар Шеври создают MIDEM. В этот проект верят немногие профессионалы, но Жак Пле, который знает Сальве и многим обязан ему, решает его поддержать. Он появляется на презентации вместе с Джо, Мариз и Колетт. Для проведения презентации арендована яхта, пришвартованная в великолепном старом порту в Каннах. На этой первой встрече представителей мирового шоу-бизнеса было много журналистов и мало звезд. Присутствовали практически одни новички, и Джо оказался для прессы желанной добычей. Что может быть лучше, чем взять интервью у сына Жюля Дассена в столице мирового кино? Но Джо знает, что для него эта игра может оказаться слишком опасной. В настоящее время он старается избегать упоминаний в прессе. Он довольствуется тем, что ведет презентацию MIDEM. В тот вечер он не пел, но вся пресса обратила внимание на красивого молодого человека, который провел презентацию с такой легкостью - и на двух языках! На следующий день из "звезды наполовину" Джо становится звездой в полном смысле этого слова.

    "Excuse Me Lady" стала хитом, но пора уже искать новые песни. В Каннах Пле ни о чем другом не думает. Нужно найти песню, которая позволит пойти еще дальше.

    Утром, на яхте, Джо появляется с гитарой в руке. Удивленный Пле преграждает ему путь. Дассен объясняет, что написал с Рива и Тома песню, которую он, по его словам, не может петь сам и хочет предложить ее Анри Сальвадору. Заинтригованный Пле хочет ее услышать. Джо не считает, что это хорошая мысль. После продолжительной перепалки Жаку удается настоять на своем, и Джо, прислонившись к поручню, начинает петь. "…takata takata voila les Dalton, takata takata y a plus personne…" Жак бледен, как полотно. Джо невозмутим и не может понять, в чем дело. Заметив в глазах Жако ярость, он сам взрывается: "Не буду я ее петь! Она не в моем стиле…"

    Пле уже чувствует, что песня станет хитом, и не намерен от нее отказываться: "Не смей отдавать ее Сальвадору, я запрещаю!.." Опять начинается перепалка. В конце концов Джо сдался. Он соглашается записать ковбойскую песню - в первый и последний раз. Остается еще один неприятный момент: гастроли. Они очень важны для раскрутки восходящей звезды. Джо встречается с импресарио Чарли Маруани, но не верит в его возможности. Его воспоминания о сцене пока не слишком приятны - год назад он выступал в Брюсселе и провалился с треском. Возможно, во всем был виноват местный оркестр, очень далекий от совершенства. Какая разница, все равно после этой истории Джо начал бояться выступлений перед публикой. Чарли Маруани успокаивает его и предлагает ему поработать в первом отделении у Адамо. 9 марта турне начинается в Вир. Джо быстро удается произвести впечатление как на публику, так и на организатора турне Жоржа Оливье, который увеличивает его гонорары. В апреле, между двумя концертами, Джо и Жак снова отправляются в Лондон записывать четыре песни для шестой сорокапятки. Спустя несколько дней они пишут голос в Даву. Английскому хористу никак не удается справиться со словами шерифа в речитативном вступлении к "Les Dalton", и Жак Пле выходит к микрофону показать ему пример. Двадцать раз подряд повторяется одно и то же: пленка крутится, Пле с пафосом выкрикивает речь шерифа, англичанин бубнит нечто невразумительное. Сцена становится забавной. Жако произносит текст с таким блеском, что Джо и звукоинженер, еле живые от смеха, решают сохранить эту версию. Жак еще не догадывается о том, что ему предстоит принимать участие в съемках многочисленных телепередач.

    Во время записи пластинки Джо настаивает на том, чтобы на стороне А была песня "Viens voir le loup", но Жак стоит на своем. История о четырех врагах Лаки Люка имеет бешеный успех, именно она должна быть на стороне А. Одна из двух других песен на сорокапятке принадлежит перу Клода Лемеля. Джо познакомился с ним в Американском центре, расположенном напротив его дома. В тот вечер Джо надеялся найти музыканта, играющего на банджо, но не нашел. Вместо этого он познакомился с молодой певицей Мишель Шердель, которая вскоре станет Вава из группы "Le Big Bazar", и с Клодом Лемелем. Впоследствии оба не раз вспоминали эту первую встречу: Джо смущенно посмотрел на Клода и робко сказал: "Месье, мне очень нравятся ваши песни, может быть, вы не откажетесь зайти ко мне и поговорить? Я живу в двух шагах…"

    Лемель становится третьим постоянным соавтором Дассена и не расстанется с ним до самого конца. Пластинка выходит 3 мая, "Les Dalton" на стороне А. Диск становится одним из самых продаваемых летом 67 года. Это последняя супер-сорокапятка и последняя комическая песня Джо. Все последующие творения в этом стиле, написанные Джо, будут исполняться Карлосом. Несмотря на успех, продолжается напряженная работа. Пле одержим навязчивой идеей поиска новых песен и продолжения серии успехов - он хочет сделать для Джо то, что раньше сделал для Шейлы. Джо спокоен и расслаблен, он пишет для Франс Галль "Bebe requin", успех которой подавляет другую песню с этой же пластинки, написанную Генсбуром, что в конечном итоге становится одной из причин окончания совместной работы Сержа и Франс.

    Джо становится бешено популярным, но, кроме коммерчески успешных шлягеров, он хочет записывать более серьезные вещи. Осенью 1967 года, чтобы "уравновесить" успех "Les Dalton", Джо включает в свой репертуар блюз Бобби Джентри, "Ode To Billy Joe", который во французской обработке превращается в "Marie Jeanne". Рива делает почти точный перевод оригинального текста на французский язык. На стороне В - песня, кажущаяся более "логичной" в связи с предыдущим хитом, "Tout bebe a besoin d'une maman", также написанная Рива. Песня на стороне А, хоть и явно некоммерческая, хороша для имиджа певца. В начале октября в Лондоне музыканты под руководством Артея записывают сопровождение, несколько дней спустя в Париже Джо пишет голос. Для "Marie Jeanne" сделано 200 дублей, лучшим из которых признан… первый. Диск выходит 17 октября. Радиостанции оказывают явное предпочтение стороне В, и Джо начинает понимать, что он слишком красив и молод для некоторых песен. Он понимает, но не хочет с этим смириться. Одновременно он записывает песни для своего второго альбома. В него войдут две новые песни на слова Клода Лемеля, а также четыре песни на английском языке. Это новинка для французского рынка. Диск выходит в ноябре.

1968

    Популярность Джо растет с каждым днем, но он должен наконец выйти на первое место в хит-парадах. Во время поездки в Италию с Жаком Пле, целью которой была раскрутка нескольких песен, он наметил несколько подходящих вещей. Возможно, Джо, прежде смотревший только на Америку, найдет здесь, в стране мандолин, будущие суперхиты… С чемоданами, набитыми пластинками, Джо и Жак возвращаются в Париж. 19 февраля они отправляются в Лондон. Их цель - выпустить наконец настоящий суперхит. В студии Лейн Ли Мьюзик, Кингсуэй, 129, довольно напряженная обстановка. Записываются четыре песни, среди них обработка песни, услышанной в Италии, "Siffler Sur La Colline", и "La Bande a Bonnot", написанная Дассеном и Рива. Несколькими днями позже, во время записи голоса, волнение достигает апогея. Пле предчувствует успех. 4 марта пластинка поступает в продажу.

    В это время во Франции начинаются массовые волнения. Генерал де Голль в панике. Джо, в отличие от последователей движения йе-йе, освистанных и ищущих спасения за пределами Франции, становится "героем революции". Вся Франция насвистывает его мелодии на холме, собирая букеты из цветов шиповника. С наступлением весны и лета песни Джо звучат на всех радиостанциях. В это бурное время в магазинах пластинок происходит смена ассортимента. Джо использует этот момент для того, чтобы 25 апреля записать первые две песни на итальянском языке, которые в июне поступят в продажу на Апеннинском полуострове. 26 июня Джо продлевает контракт с CBS, а 29 уезжает в Италию. Так как два канала ORTF показывают только участвующих в манифестациях студентов, французская песня находит пристанище на RAI. Во время этой поездки Джо знакомится с Сильви Вартан и Карлосом. Между ним и Карлосом зарождается дружба, которая крепнет во время поездки в Тунис, организованной популярным журналом Salut Les Copains. Тем временем команда CBS пополняется новым пресс-атташе - Робером Тутаном. Отныне он будет следить за имиджем Джо. В ноябре Жако и Джо записывают четыре песни, три из которых становятся хитами. Одним выстрелом они убивают двух зайцев - в продажу поступают одновременно два сингла. "Ma Bonne Etoile" - обработка итальянской песни, французский текст для которой написал Пьер Деланоэ, авторы "Le Temps Des ?ufs Au Plat" - Клод Лемель и Рики Дассен. "Le Petit Pain Au Chocolat" - также итальянская мелодия, французский текст написал Деланоэ. Производство грампластинок переживает кризис, из-за которого CBS откладывает выпуск очередного диска. Но 10 ноября в программе "Tele-Dimanche" Джо поет "Ma Bonne Etoile", и Франция капитулирует. Конец года становится просто взрывным. Шоколадные булочки продаются лучше, чем любая другая сдоба, и булочницы обязаны Джо бешеным ростом прибыли. Некоторые из них даже обзаводятся вывесками с названием песни, и это лишний раз доказывает, что Джо уже не просто певец, а настоящий феномен национального значения. До такой -степени, что CBS не справляется с потоком заказов от музыкальных магазинов, а английская группа The Tremeloes берет в свой репертуар "Siffler Sur La Colline". 26 ноября Джо и Жак отправляются в Канаду. За серией выступлений на радио и телевидении Квебека следуют Монреаль, Труа-Ривьер, опять Квебек, затем Оттава и англоговорящая часть Канады. Все идет прекрасно. Диски Джо расходятся с невероятной быстротой, их уже невозможно достать в магазинах. Тем временем приближаются праздники, весь Париж освещен рождественской иллюминацией. Джо возвращается. Он и Мариз встречают Рождество в новой пятикомнатной квартире на улице д'Асса и мечтают о ребенке.

Наверх     Далее...