FR EN
 

Сейчас на сайте посетителей: 4

 

ДЖО ДАССЕН: СМЕРТЬ ШАНСОНЬЕ? НЕТ, СМЕРТЬ ОТЦА.


    Во время рождения Джонатана, Джо находился на гастролях в Канаде. Но потом он наверстал упущенное: "Мы повсюду берем нашего первенца с собой".
    Я встретил Джо Дассена несколько недель назад, в начале этого лета, лета которое должно было стать последним в его жизни. Он пришел ко мне и мы беседовали в течение двух часов. В то время он разводился и боролся за то, чтобы суд доверил ему детей, Джонатана и Жюльена. Мы говорили не о песнях, славе, и шоу-бизнесе, но о более серьезных вещах, и я не без волнения обнаружил, что есть другой Дассен, неизвестный публике. Прежде всего это был отец, отец любящий своих детей, "наседка", как я его тогда назвал, - это его рассмешило. Два часа он говорил со мной только о Джонатане и Жюльене. О несправедливости, часто допускаемой при разводах по отношению к отцам. О суровости законов и "упертости" судей, которые обычно автоматически передают детей матери, даже если она неспособна справиться с этой задачей. Он согласился обсудить со мной эту проблему не только потому, что она имела к нему непосредственное отношение; он хотел через свое конкретное дело привлечь внимание к более общей проблеме. Он говорил, а я восхищался его манерой держаться, его деликатностью. Ни разу он не произнес имени матери его мальчиков; ни разу ни словом, ни фразой не осудил ее, ни в чем ее ни обвинил. Он хотел, чтобы делом занимался суд и не стремился к тому, чтобы его развод превратился в публичное сведение счетов между супругами. А от меня, как от журналиста, он хотел лишь одного: чтобы я объяснил людям, на примере дела Джо Дассена, насколько законы бывают несправедливыми, а нравы - косными по отношению к разведенным отцам. "Что касается лично меня, я могу и хочу заниматься воспитанием детей". Он поведал мне, что вот уже несколько месяцев он не может спокойно жить. "Я не сплю, не ем, я не живу… Я на пределе сил и нервов. Я смертельно устал, потому что все силы уходят на то, чтобы добиться одной-единственной цели, цели, от которой зависит двух самых дорогих для меня существ. Ведь их жизнь - это моя настоящая жизнь…"

    Статья, которую я ему посвятил, была напечатана и я, признаюсь, забыл дату, когда должно было быть объявлено долгожданное решение суда; как вдруг через пятнадцать дней со времени публикации раздался телефонный звонок. " Это Джо Дассен. Извините, что беспокою, но я только что вышел из здания суда и вот… я победил! Я просто обязан был вам об этом сообщить. Я выиграл. Суд доверил мне детей…" - " Вы счастливы?" - " Нет. Очень счастлив. Я без ума от радости. Просто с ума схожу. Я словно воскрес ".

    Джо, который придерживался иудейского вероисповедания, выбрал для своих сыновей посвящение по древнееврейкому обряду.
    Порой судьба играет с нами странные шутки. За всю свою жизнь я встречался с Джо Дассеном всего один раз, и то лишь для того, чтобы написать статью о его "проблеме", и вот спустя некоторое время после его звонка мы сидим в том же самом ресторане, через несколько столиков друг от друга. Он меня приветствует, показывает "викторию", а после ужина подходит пожать мне руку. " Снова в Париж?" - " Да…А вы?" - " Я уезжаю на Таити. Отдых мне не повредит, вы же знаете. Я будто воскрес, но теперь начинают сказываться последствия всех этих дней и ночей, всех этих недель, что я себя изводил. Слава богу, все наконец закончилось. Мы спасены…" - " Мы?" - " А как же иначе? Жюльен, Джонатан и я…" - " Вы берете их с собой на Таити?" - " Еще бы! Как я могу быть счастливым и отдыхать, если их нет рядом?"

    Этим утром я услышал по радио, что Джо Дассен умер, там на Таити. На другом конце света. Я вспомнил о нем с симпатией и грустью. А еще я подумал о двух маленьких мальчиках, ставших сиротами. Они остались без отца, который так их любил. Мне пришло в голову, что все это слишком глупо и слишком грустно. В бессильной ярости я выругался. Это не помогло. А этот тип по радио продолжал: " Певец Джо Дассен..." И я сказал себе: " Да нет же! Умер не певец Джо Дассен. Забудьте о певце! Умер отец Жюльена и Джонатана, и это ужасно ".

    18 июня попытка примирения в версальвком дворце правосудия провалилась. В суде Джо добьется права воспитывать сыновей.
    Он думал обрести полное счастье, женившись в начале 1978-го на Кристин Дельво. Она была его второй женой. От первого, заключенного в тайне, брака с Мариз Массьера у него не было детей. Кристин удалось осуществить самое заветное желание мужа, родив ему двух сыновей: Джонатана 14 сентября 1978-го и Жюльена 22 марта 1980-го. В начале совместной жизни с Кристин, Джо был на седьмом небе от радости. Когда Кристин ждала первого ребенка, он буквально светился от счастья. Но истории безумной страсти порой бывают так же мимолетны, насколько они были неистовы. Вскоре начались ссоры и разногласия. И еще до рождения второго сына Джо понял, что его брак обречен. Но он ждал, пока родится ребенок, прежде чем начать действовать. Подавая на развод, он просил лишь об одном: чтобы ему оставили детей. Решение о разводе было провозглашено в июне. Окончательное судебное постановление должно было быть принято в сентябре. Но предварительная победа была одержана: детей отдали отцу. Мера все еще исключительная во Франции, где лишь четырем процентам разведенных отцов доверяют воспитание несовершеннолетних детей. Судья - женщина - передала Джо право на временную опеку двух его сыновей.

    Дети были центром его жизни. Он Согласно семейной традиции он выбрал для них имена, начинающиеся с буквы "J". Сегодня маленьким сиротам всего лишь 19 и 5 месяцев.
    "Я - отец, который любит своих детей до умопомрачения и постоянно их балует, " - говорил Джо. Трагедия, которую он пережил за все эти долгие месяцы, что длилось дело о разводе, не оставила ему выбора: отныне он будет жить ради своих сыновей, будет стремиться оградить их от обычных проблем детей, разведенных родителей и дать им счастье, которое он хотел обрести с Кристин. Чтобы достичь этого, он добился в суде право самому их воспитывать. Он посвятил этой цели все свое время, всю энергию; он даже начал изучать французские законы о разводе. Карьера отошла для него на второй план: ничто кроме Джонатана и Жюльена не имело для него значения. Теперь он хотел посвятить себя полностью сыновьям, уйти из шоу-бизнеса. Он собирался реже ездить на гастроли, жить в основном в Папеэте, где он планировал построить дом. Смерть помешала Джо Дассену реализовать эти проекты. И сегодня его дети, которых он так хотел защитить, стали ставкой в новом юридическом процессе. Мать требует отдать детей ей, но мать Джо, в ожидании вердикта правосудия, увезла их с собой за тысячи километров от Таити. Пока не известно, кто будет заниматься воспитанием маленьких сирот.

    Джо загонял себя, это правда. Как все певцы он работал слишком много, выкладывался на двести процентов, особенно во время утомительных турне. Он ощущал смертельную усталость. Усталость и постоянную, грызущую тревогу. Серьезные личные проблемы превратили здорового и жизнерадостного человека в страдающего бессонницей неврастеника. Процедура развода, беспокойство за детей окончательно подорвали здоровье Джо Дассена. В декабре 1979-го он перенес операцию по поводу язвы желудка. В июле он несколько раз попадал в больницу с сердечным приступом, и наконец решил отменить все турне, чтобы по-настоящему отдохнуть. Выписавшись из больницы, Джо ждал детей в своем доме в Фешроль: ему пришлось доверить их на месяц своей бывшей жене. Он был все еще слишком слаб, слишком подавлен. А звонки Кристин его доводили. " Она звонила без конца - рассказывает Кароль, кузина Джо, - днем и ночью, угрожала, что не отдаст детей". Когда Джонатан и Жюльен к нему вернулись, у него почти не осталось сил и нервов. Друзья советовали ему подлечиться, прежде чем отправляться на Таити. Они боялись, что долгое путешествие - 20 часов на самолете - его утомит. Джо не хотел никого слушать. Он уехал сразу же, вместе с детьми и своей матерью, Беатрис. Джо Дассен хотел в спокойной обстановке под лучами тропического солнца вкусить наконец долгожданного счастья: быть отцом. Увы, у него не осталось времени.

Наверх  В оглавление